«Было очень страшно. Я понимала, что единственный способ – убедить их соблюдать законность»

#БезПраваНаРасправу

Мультимедийный проект #БезПраваНаРасправу является частью деятельности Правозащитного центра “Весна” по выявлению случаев пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания со стороны органов власти и других государственных структур.

К сожалению, немногие из подобных жертв решаются добиваться наказания для своих обидчиков или хотя бы придать огласку таким инцидентом. В результате, милиционеры остаются безнаказанными, люди - незащищенными от милицейского насилия, а статистика МВД о должностных преступлениях - сильно искаженной. Проект #БезПраваНаРасправу призван сломать стену молчания, страха и беззакония и показать,что пыткам и жестоким видам обращения можно и нужно противостоять.

Пять сотрудников милиции скрутили девушку, с применением грубой силы откатали пальчики и держа за волосы - сфотографировали

Шесть волонтеров-наблюдателей от РПОО "Белорусский Хельсинкский комитет» были задержаны «людьми в штатском» во время несанкционированной акции 25 марта 2018 года на минской площади Якуба Коласа. Все они имели соответствующие жилетки с надписью «ControlBY” и “Наблюдатель», а также бэйджи. Всех их, вместе с другими задержанными, загрузили в автозак и отвезли в Советский РУВД Минска для составления протоколов административного правонарушения за участие в несанкционированном массовом мероприятии.

Одна из задержанных волонтерок Татьяна Мастыкина-Самникова проявила принципиальную позицию и потребовала, чтобы сотрудники милиции придерживались законности при проведении процедур дактилоскопии и фотофиксации.

То, что ей довелось пережить в РУВД, повергло девушку в шок и надолго покинуло в её душе тяжелый неизгладимый след.

Рассказывает Татьяна Мастыкина:

“25 марта 2018 года меня и моих коллег-волонтеров привезли в Советский РОВД Минска. При задержании нам не сообщили в качестве кого нас задерживают. Сказали, что нужно удостоверить личности, хотя у всех нас были паспорта. Посадили в синий микроавтобус, затем пересадили в автозак.
В Советском РУВД всех расположили во дворике. Там находилось около 50-ти человек.

Нас всех выстроили возле стенки на растяжку. Затем к каждому подходили по очереди сотрудники милиции, описывали и изымали личные вещи.
У стенки мы простояли около полутора часов, после чего меня попросили пройти в РУВД для дактилоскопии и фотовидеофиксации”.

Татьяна категорически отказалась проходить подобные процедуры, поскольку никто из сотрудников не представился, она не знала в каком статусе её содержат. Но она помнила, что по законодательству отпечатки пальцев в обязательном порядке могут сдавать только военнообязанные и те, в отношении которых ведётся уголовный процесс.

Её опять в сопровождении сотрудников отвели во дворик, где она простояла ещё около 3 часов у стенки. Был март, шёл снег с мелким дождем, все продрогли. Одну из последних её повторно пригласили пройти в РУВД и завели на 3 этаж. Там поставили перед фактом, что будут брать отпечатки пальцев.

Татьяну Мастыкину снова подвели к кабинету. Вокруг не было никого из задержанных. Только сотрудники правоохранительных органов, около 10 человек. Почти все были в форме, но без жетонов. В штатском находились сотрудники, которые фотографировали, и еще один, которого все слушались. Просьбу Татьяны представиться он игнорировал. Это только позже, во время проверки, стало известна его имя и фамилия – Тимур Кессель.

- Теперь у Вас буду брать у вас отпечатки пальцев.
- Я не буду сдавать. Я против.
- Либо добровольно, либо мы сами возьмем.
- Это незаконно.

Татьяне стало понятно, что все уже решено, что они игнорируют и закон, и процедуры... Ведь ей не пояснили, за что задержали, никто не представился, её не объясняли права.

«Для меня это было жутко неприятно. Я одна, вокруг десяток мужчин при власти, которые должны блюсти закон – но они этого не делают и смеются в ответ.

Было очень страшно. Я понимала, что единственный способ, которым я могу воспользоваться – убедить их соблюдать законность. Ведь для меня в этой ситуации была важна моя личная неприкосновенность», - вспоминает Татьяна.

«Вишенкой на торте» всего этого действа было то, что я имела жилетку независимого наблюдателя, была с бэйджем, и всем было понятно, что я не являлась участником массового мероприятия».

Когда милиционерам стало понятно, что добровольно Татьяна сдавать отпечатки не будет, сотрудник в штатском приказал её держать. Но она резко села на корточки, зажала свои руки между ногами, вцепилась пальцами в свои щиколотки.

Тогда старший схватил её за руки, уперся ступнями своей ноги в колени и начал разгибать тело девушки, вытаскивая руки. Двое других блокировали её и держали вторую руку.

Кулак она старалась не разжимать изо всех сил. Но ей стали выламывали пальцы, Татьяна кричала.

1. Что такое дактилоскопирование?

Согласно Закону «О государственной дактилоскопической регистрации», дактилоскопирование – получение отпечатков кожных узоров, образуемых папиллярными линиями ногтевых фаланг и ладонных поверхностей рук, на материальных носителях.

В простонародье – «отпечатки пальцев».

2. Какие виды дактилоскопической регистрации бывают?

Выделяют обязательную и добровольную дактилоскопическую регистрацию.

По собственному желанию сдать отпечатки пальцев могут граждане Республики Беларусь, иностранные граждане и лица без гражданства, достигших 18-летнего возраста, по месту жительства или пребывания на основании письменного заявления и при наличии документа, удостоверяющего личность.

Несовершеннолетние могут также быть добровольно дактилоскопированы на основании заявления родителей и при их присутствии с документом, удостоверяющим личность, и с письменного согласия самих несовершеннолетних, достигших 14-летнего возраста.

3. Кто подлежит обязательной дактилоскопической регистрации?

Обязательно сдавать отпечатки пальцев должны:

  • граждане Республики Беларусь, призываемые и поступающие в добровольном порядке на воинскую службу в Вооруженные Силы Республики Беларусь, а также призываемые на альтернативную службу, проходящие военную службу в государственных органах, в которых предусмотрена военная служба, других войсках и воинских формированиях Республики Беларусь;
  • граждане Республики Беларусь, проходящие службу или работающие в органах внутренних дел, профессиональных аварийно-спасательных службах, налоговых органах, таможенных органах, Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь, органах финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь, органах прокуратуры, Следственном комитете Республики Беларусь, Государственном комитете судебных экспертиз Республики Беларусь.
  • члены экипажей воздушных, морских и речных судов Республики Беларусь;
  • лица, работающие на опасных производственных объектах;
  • граждане Республики Беларусь, иностранные граждане и лица без гражданства, признанные недееспособными или ограниченные в дееспособности по решению суда; подозреваемые (обвиняемые) в совершении преступления либо осужденные за совершение преступления;
  • лица, состоящие на профилактических учетах в органах внутренних дел, лица, в отношении которых применены принудительные меры безопасности и лечения, предусмотренные Уголовным кодексом Республики Беларусь, а также лица, совершившие административные правонарушения, за которые предусмотрена ответственность в виде административного ареста;
  • иностранные граждане и лица без гражданства, подлежащие депортации или высылке из Республики Беларусь;
  • иностранные граждане и лица без гражданства, прибывшие в Республику Беларусь и обратившиеся с ходатайством о предоставлении статуса беженца, дополнительной защиты или убежища, либо которым предоставлена временная защита, а также обратившиеся за получением разрешения на постоянное проживание в Республике Беларусь, за исключением несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста, и людей, достигших 60-летнего возраста;
  • военнообязанные.

4. А фотографироваться обязательно?

К сожалению, да, т.к. сотрудники органов внутренних дел, имеют право производить фотографирование, звукозапись, кино- и видеосъемку:

  • лиц, в отношении которых ведется административный процесс, лиц, подвергнутых административному аресту;
  • лиц, подлежащих депортации или высылке из Республики Беларусь в принудительном порядке;
  • лиц, направляемых в лечебно-трудовые профилактории Министерства внутренних дел;
  • несовершеннолетних при осуществлении профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;
  • а также лиц, состоящих на профилактическом учете.

5. Меня задержали и сняли отпечатки пальцев, но я не совершал/а никакого административного правонарушения. Законно ли это?

Факт совершения или несовершения административного правонарушения должен установить суд. В случае решение суда о привлечения к административной ответственности в виде ареста, у вас имеют право отбирать отпечатки пальцев.

Проводить же дактилоскопическую регистрацию принудительно от момента задержания до доставления в суд - незаконно.

Если же вам «предложили» сдать отпечатки, пообещав скорейшее освобождение или что-то еще, а вы согласились – это может расцениваться как добровольная дактилоскопия.

6. А что будет, если я откажусь от дактилоскопии?

Отказ граждан, подлежащих обязательной дактилоскопической регистрации, влечет наступление правовых последствий, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь.

Проще говоря, вас могут привлечь к административной ответственности за неподчинение законному требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий (ст. 23.4 КоАП).

Однако, ключевыми моментами здесь будут – попадаете ли вы в категорию лиц, которые обязаны сдать отпечатки в это время, и является ли требование сотрудника милиции «законным»?

7. Могут ли насильно провести процедуру дактилоскопии?

Один из принципов о государственной дактилоскопической регистрации гласит, что ее проведение не должно представлять опасность для здоровья человека, унижать его честь, достоинство и деловую репутацию.

Очевидно, безосновательное применение силы для отбора отпечатков будет попирать этот принцип.

Тем не менее, если применение силы законно и обоснованно, а также если ненасильственными способами пресечение преступлений и административных правонарушений сделать невозможно, сотрудники милиции могут ее применять.

8. Что делать, если отпечатки пальцев все-таки взяли без должных на то оснований?

Вы можете написать жалобу на действия сотрудников милиции начальнику РУВД, в Следственный комитет и Прокуратуру, а также в суд.

Важно помнить, что должностные лица государственных органов, осуществляющих получение, использование, хранение и уничтожение дактилоскопической информации, несут ответственность за нарушение правил получения, использования, хранения и уничтожения дактилоскопической информации в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Кроме того, если у вас взяли отпечатки пальцев и отпустили без составления протокола об административном правонарушении, вы можете обратиться с письменным заявлением об ее уничтожении в орган внутренних дел по месту жительства. Об уничтожении указанной дактилоскопической информации орган внутренних дел уведомляет заявителя в срок не позднее 30 суток со дня подачи заявления.

9. А отбор слюны тоже подпадает под закон «О государственной дактилоскопической регистрации»?

Геномная регистрация (которую проводят при помощи анализа слюны) не может осуществляться принудительно: сдавать образцы вне административного или уголовного процесса граждане не обязаны. В уголовном или административном процессе отбор образцов для экспертного исследования может быть осуществлен по постановлению соответственно следователя или лица, ведущего административный процесс, под угрозой административной ответственности за отказ от выполнения правомерного требования.

Хотя, стоит рассматривать и такой вариант: образцы берутся у подозреваемых, либо у лиц, в отношении которых ведется административный процесс; в этом случае отказ от сдачи образцов можно аргументировать как реализацию права на защиту.

Разработка закона о геномной регистрации ведется давно, но в Беларуси он до сих пор не принят. Международная декларация о генетических данных человека еще в 2003 году определила правомерные цели сбора, обработки и хранения таких данных.

10. Что почитать по теме на досуге?

«Они подковыривали пальцы за длинные ногти и разгибали. Было больно. Очень. Я кричала, что мне больно. Все, что я могла делать в этой ситуации, это дергать пальцами, чтобы отпечатки смазывались. Конечно, это приводило к тому, что они переделывали определенные пальцы по два раза. Но это был мой единственный способ продолжать выражать свое несогласие.

Все это сопровождалось насмешками, издевательствами, оскорблениями в мой адрес. Они кричали, что мне нужно было сидеть дома, что мне кто-то промыл мозги, и что, вообще, я дура. И при этом откровенно и безнаказанно смеялись. Им нравилось наблюдать за этим насилием...», - рассказывает Татьяна.

«Потом, когда вечером меня отпустили из РУВД, у меня на штанах остались отпечатки его обуви».

Когда все пальцы были откатаны, Татьяне сказали, что будут фотографировать. Она опять категорически отказалась, говорила, что нарушается её право на неприкосновеннось.

Её схватили сразу несколько сотрудников и поволокли в другую комнату. Тащили за волосы на затылке, потом блокировали руки и ноги. Татьяна отодвигалась от камеры, сопротивлялась, закрывала глаза, корчила рожи, отворачивалась как могла.

«В моей ситуации все эти действия были незаконными. А если беззаконие происходят с моего согласия – лично для меня это неприемлемо. Мне было важно выразить свое несогласие с тем, что происходит. Может это и неэффективно, но если такие вещи вводить в норму, то это совсем неправильно. Знаю одно: так с людьми нельзя поступать», - убеждена Мастыкина.

На Татьяну в тот же вечер были составлены два протокола: по ст. 23.34 КоАП - «участие в несанкционированном массовом мероприятии» и по ст. 23.4 КоАП - «неповиновение законному требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий». Причем, ей инкриминировали сопротивление именно при задержании на площади, а не при проведении дактилоскопии. Суд был назначен на следующий день - 26 марта, однако, протоколы вернули на доработку.

И только более чем через месяц, 8 мая, Татьяну Мастыкину вызвали в суд уже Первомайского района на рассмотрение ее дела. Однако и на этот раз документы вернули в Советский РУВД.

Татьяна Мастыкина обратилась с жалобой на действия сотрудников милиции в Следственный комитет. Она указала на нарушение ее прав сотрудниками Советского РУВД и просила провести проверку законности задержания, проведения отбора отпечатков пальцев и фоторегистрации до признания её судом лицом, совершившим административное правонарушение.

13 апреля наблюдателя Татьяну Мастыкину на опрос вызвал следователь Управления Следственного комитета по Советскому району г. Минска Вадим Колесник. На опросе она подробно рассказала следователю, как развивались события в тот день: как проходило задержание и что с ней происходило в РОВД.

А 2 августа по результатам проверки было принято решение оказать Татьяне Мастыкиной в возбуждении уголовного дела о противоправных действиях сотрудников Советского РУВД Минска. При этом следователь Колесник сослался на то, что обязательной дактилоскопической регистрации подлежат, среди прочего и лица, совершившие административное правонарушение.

Но ведь суд не состоялся, а следовательно - следователь не прав.

В защиту задержанных наблюдателей-волонтеров вступились международная правозащитная организация Front Line Defenders. С требованием немедленно прекратить давление на правозащитников в связи с исполнением ими легитимной правозащитной деятельности выступили правозащитники «Весны» и Белорусского Хельсинкского комитета. История Мастыкиной и других задержанных наблюдателей, стала известна специальным докладчикам КПЧ ООН, которые обратились к государству с запросом относительно нарушения их прав.

И как отреагировала Беларусь?

«Изучение материалов в отношении указанных граждан показало, что их административное задержание проведено законно и обоснованно. Нарушений требований Закона Республики Беларусь «О государственной дактилоскопической регистрации» при отобрании отпечатков пальцев рук у А. Саханковой и Т. Мастыкиной не выявлено», - ответило государство спецдокладчикам.

«Хочется, чтобы в следующий раз, когда кто-то окажется в такой ситуации, как я, милиционеры десять раз подумали, почитали свои «мануалы» по процедуре - что можно им делать, а что нельзя, а также чтобы следователям была дана правовая оценка в части отбора отпечатков пальцев у меня, как человека, который еще не признан правонарушителем», - с надеждой говорит Татьяна.

Обжалование действий сотрудников Советского РУВД Минска продолжается.